Осиёи Миёна

Реформатор поневоле?

Главу Узбекистана российские журналисты назвали «реформатором поневоле». Что вынуждает Шавката Мирзиёева проводить реформы: желание укрепить собственную власть или вывести страну из глубокого кризиса и тупика, оставшегося ему от предшественника?

Реформы Шавката Мирзиёева вызывают у одних недоверие, а у других оптимизм, что он намерен и что ему первому в Центральной Азии удастся осуществить слом репрессивной системы и строительство прочной и эффективной современной модели всестороннего развития личности, общества и государства.

Как сообщает Новая Газета, несколько недель назад президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев отправил на почетную пенсию — своим советником — главу Службы национальной безопасности (СНБ) Рустама Иноятова, считавшегося серым кардиналом республики. С тех пор Мирзияев отрубает у спецслужб одну функцию за другой: смотрите, как.

Во-первых, сразу после отставки Иноятова специальные внутренние войска (их создали после восстания в Андижане в 2005 году) передали из подчинения СНБ в подчинение МВД. Численность этих структур и их состав не ясны даже региональным экспертам — говорят о 10 тысячах кадровых офицеров, прошедших дополнительную специальную подготовку. Но известно, что, по сути, это несколько военизированных бригад, которым разрешено при необходимости применять насилие в отношении гражданских лиц.

С одного из курировавших спецвойска генералов СНБ, по сведениям радио «Озодлик», Мирзиёев лично сорвал погоны.

Во-вторых, президент выселил СНБ из их собственного здания, передав его  в ведение МВД. Если раньше главная спецслужба страны работала в центре Ташкента, теперь их отправили на окраину. При этом узбекские чекисты отправились на новое место в неполном составе: Мирзияев расформировал Управление по борьбе с коррупцией и организованной преступностью внутри СНБ. Это управление было главным козырем серого кардинала страны Рустама Иноятова в борьбе с любыми неугодными.

В-третьих, Мирзиёев начал разгром Бухарского отделения СНБ: в своем публичном выступлении 19 февраля он заявил, что посадит всю верхушку местных чекистов на 20 лет, поскольку они — олицетворение всего того ужаса, что творила спецслужба на протяжении последнего времени. «Такого не было даже в 37-м году, — заявил Мирзиёев (перевод цитаты по сайту «Фергана.ру»). — Они могли посадить за решетку даже столб». Кроме того, кураторы СНБ ушли из университетов и мечетей, а за их деятельностью плотно наблюдает генпрокуратура страны.

Наконец, начались подвижки по делу некоторых арестованных СНБ людей, которых подозревают в тяжких преступлениях, но чья вина сомнительна. Речь идет, например, о журналисте Бобомуроде Абдуллаеве, которого задержали осенью прошлого года за попытку госпереворота и подготовку убийств нескольких министров. «Новая» тогда писала об этом деле, и с этого момента Абдуллаева успели подвергнуть пыткам, а самого его вынудили отказаться от адвоката.

Теперь ситуация развернулась на 180 градусов: адвоката журналисту Абдуллаеву вернули, его дело было приостановлено, а под подписку о невыезде отправлен следователь.

19 февраля стало известно, что генпрокуратура расследует факты его возможного незаконного задержания, применения к нему пыток при проведении следствия (мать Абдуллаева рассказала СМИ, что у ее сына искалечена спина) и фальсификации уголовного дела. Если это подтвердится, Абдуллаев может выйти на свободу уже в самое ближайшее время. Более того, ведется речь о том, чтобы в страну вернулся оппозиционер Мухаммад Салих, в связи с которым Абдуллаева и подозревали (сам Салих пока никак это не комментировал).

То, с каким рвением Мирзиёев взялся за «чистки», похоже на «революцию сверху», хотя эта революция может быть и вынужденной мерой.

«Особенность тут вот какая: Мирзиёев не может в полной мере опереться только на элиту, просто набрать себе в команду кадры из неких «своих» и с ними провести пару десятков реформ, будучи уверенным, что остальные будут брать под козырек, особенно на местах, — объясняет «Новой» эксперт по Центральной Азии Виталий Волков. — И на «народ» он опереться не может — связи как таковой не было. Поэтому он одновременно должен лепить свой силовой блок и при этом завоевывать если не народную, то широкую поддержку тех, кто был при Каримове в страдательном залоге, чтобы этой поддержкой прикрываться от недовольных им вельмож — то есть громко крушить прежний репрессивный аппарат СНБ».

Для президента устранение предыдущего состава СНБ — это «формула выживаемости, инстинкт самосохранения», говорит эксперт.

И речь, кстати, не только о чекистах. 22 февраля в Узбекистане был арестован бывший генпрокурор времен Ислама Каримова Рашид Кадыров: его подозревают в отмывании денег. Кроме того, за последние несколько месяцев произведена зачистка верхушки в Налоговом и Таможенных комитетах страны.

Правозащитникам это нравится: в свежем докладе Amnesty International Узбекистан едва ли не хвалят за ряд реформ, которые могут свидетельствовать об улучшении свобод в стране (в других странах региона стало едва ли не хуже).

«Мирзиёев поставил перед собой задачу чрезвычайно сложную, практически невыполнимую. Полностью зачистить силовую структуру от негодных, мздоимцев, непрофессионалов, да и просто жестоких по своей природе людей, да еще в Узбекистане — это значит, поднять на дыбы всю страну, — говорит политолог Аркадий Дубнов. — Такое мог себе позволить в свое время в Грузии только Михаил Саакашвили. Но у него была мощная поддержка западных союзников, присылавших ему советников и помогавших деньгами. У Мирзиеева этого нет, зато очевидно присутствует мощное корпоративное сопротивление узбекских чекистов чуть ли не на всех уровнях, считавших именно себя хозяевами страны. Эту ментальность побороть трудно. У президента должны быть союзники, главными из которых должны быть гражданское общество, свободная пресса, независимый суд, политическая конкуренция».

Дубнов считает, что для того, чтобы построить новую систему, Узбекистану нужно вводить основные институты демократического государства, а до этого состояния стране «еще довольно далеко». «Поэтому трудно отмахнуться от подозрений в том, что новый узбекский лидер готовит верную, преданную лично себе команду силовиков, чтобы укрепить и надолго удержать свою власть, — говорит Дубнов. — Давать советы оппозиции, внутренней и внешней, возвращаться в Узбекистан или заявить легально о себе внутри страны, я бы поостерегся. Но мне почему-то хочется верить в искренность намерений второго узбекского президента».

Особенно радоваться, в общем, не стоит. «Президент будет стараться сохранить дееспособный СНБ — в том числе и на внутренней орбите: как я понимаю, у него есть советники, которые напоминают о примере России начала 1990-х. Кроме того, и сам Мирзиёев не намерен выпускать общество из узды», — полагает Виталий Волков.

Новая узбекская свобода может оказаться лишь косметической мерой.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s