Сиёсат

«В 2018 году таджикам придется затянуть пояса»

Эдвард Лемон — Меллонский постдокторский преподаватель кафедры политологии Колумбийского университета в статье для доклада Фридом Хауз сделал детальный анализ положения дел в Таджикистане.

В этой части статьи исследователь объяснил, почему 2018 год не сулит таджикам улучшения жизни. Таджикистан усилил свою авторитарную систему в 2017 году, продолжая широкомасштабное подавление инакомыслия, которое усилилось с 2015 года. Таджикистан действует как однопартийное государство, и у него мало возможностей выразить недовольство режимом. Правящая элита укрепила свои позиции, наиболее четко благодаря конституционным изменениям в 2016 году, которые сделали президента Эмомали Рахмона «лидером нации» и фактически позволили ему править бессрочно.

Между тем, правительство запретило оппозиционные группы, заключило в тюрьму адвокатов по правам человека, ограничило права религиозных групп, подвергло цензуре СМИ и все больше оказывает давление на гражданское общество. Таджикистан — «непопократия»: в политике и бизнесе доминируют родственники семьи президента.

Коррупция изобилует. Контроль государственных органов позволяет предприятиям, находящимся в ведении президентской семьи, избегать соблюдения правил или уплаты налогов и тарифов. В то же время государственные агентства используются для выведения конкурентов из бизнеса с штрафами за нарушение правил и утверждений о коррупции. Те, кто бросает вызов президентской семье, сталкиваются с серьезными последствиями.

Семья Рахмонов укрепила свою власть в 2017 году. Старший сын президента Рахмона Рустам Эмомали был назначен мэром Душанбе в январе, заменив могущественного Махмадсаида Убайдуллоева, который занимал эту должность с 1996 года. (1)

30-летний Рустам быстро поднялся в ряды правительства и широко рассматривается как помазанный преемник своего 65-летнего отца, который правил с 1992 года.

Дочь Рахмона и глава штаба президента Озода Эмомали были назначенный на церемониальную должность государственного советника юстиции в июне. (2)

Члены элиты используют стратегические браки, чтобы укрепить свои сети и расширить контроль над ключевыми частями экономики. В ноябре одна из внучек Рахмона вышла замуж за внука губернатора Согдийской области Абдурахмона Кодири. Этот брак был первым среди северной элиты, которая доминировала в республиканской политике в Советском Союзе и семье президента. (3)

В то время как правящая семья укрепила свои позиции, она продолжала бороться с инакомыслием. Гражданское общество продолжало испытывать давление со стороны правительства в 2017 году. После внесения поправок в Закон об общественных объединениях в 2015 году все неправительственные организации (НПО) должны сообщать о финансировании от иностранных доноров в министерство юстиции. В мае президент подписал поправки к Закону о борьбе с коррупцией, в соответствии с которыми общественные объединения должны сообщать о рисках коррупции в своей организации в Государственное агентство финансового контроля и борьбы с коррупцией. (4)

Частые проверки налоговым комитетом, пожарным департаментом, антикоррупционным агентством и другими органами препятствуют работе организаций гражданского общества. В 2017 году правительство продолжало использовать призрак исламского экстремизма, чтобы узаконить жесткий контроль над религиозными практиками. Государственный комитет по делам религии заявил, что в 2017 году закрыл 1938 «незаконных» мечетей, превратив их в «светские» виды использования. (5)

Одежда продолжает оставаться на переднем крае этих усилий, и многие люди сообщают о том, что они насильно побриты или вынуждены удалить свои хиджабы. (6)

В августе президент подписал поправки к Закону об наблюдении за национальными традициями и ритуалами, заставляя граждан носить «национальную одежду» на свадьбах и похоронах. В июле Министерство культуры заявило, что планирует ввести дресс-код, в котором излагается соответствующая национальная одежда. (7)

В попытке контролировать доступ к информации в апреле 2017 года Министерство культуры постановило, что никакие книги не допускаются ни в страну, ни за ее пределы без разрешения министерства. (8)

Быть адвокатом в Таджикистане становится все более опасно. В марте и августе суды вынесли приговор адвокату и правозащитнику Бузургмеру Ёрову, который в 2016 году был осужден на 28 лет на основании политически мотивированных обвинений. Пытки и другое жестокое обращение с заключенными по-прежнему широко распространены в Таджикистане. Те, кто сообщают о злоупотреблениях и критикуют правительство, столкнулись с последствиями. Хотя блок на некоторых сайтах социальных сетей был снят в 2017 году, Государственная служба связи продолжает блокировать независимые новостные сайты. В июле парламент Таджикистана принял закон, дающий правоохранительным органам право законного доступа к данным о онлайн-и текстовой деятельности граждан. (9) В такой репрессивной атмосфере широкое распространение в Таджикистане получает самоцензура.

Многие оппозиционные активисты, независимые журналисты, ученые и юристы покинули страну. В 2017 году было 3 320 таджиков, которые искали убежища в Европейском союзе (ЕС), по сравнению с 605 в 2014 году, и правительство направило своих членов в Таджикистан, взяв их паспорта, захватив их имущество и угрожая им насилием. (10)

Таджикистан остается самой бедной страной в посткоммунистической Евразии. Несмотря на спасение 500 миллионов долларов в двух крупнейших банках страны в 2016 году, банковский сектор по-прежнему находится в кризисе в результате эндемичной коррупции, бесхозяйственности и последствий экономического спада в России. (11)

Национальный банк отозвал лицензии двух банков, Тойпромбанка и Фононбанка, уничтожив сбережения многих вкладчиков. (12)

В то время, как полиция преследует множество мелких должников, чтобы вернуть непогашенные займы Тойпромбанка в размере 30 млн. Долл. США, 12 предприятий, которые должны вернуть 25 млн долл. США, не преследовались. (13)

Денежные переводы от трудовых мигрантов в России, снизились. В 2016 году они перевели в Таджикистан 1,9 млрд. Долларов. Это вдвое меньше, чем в период их максимума в 2013 году. (14)

Перспективы на 2018 год: Следуя логике событий, можно ожидать, что президент Рахмон продолжит укреплять свою власть до выборов в 2020 году. Свободное место для свободы слова уже разрушено, и юристы, гражданское общество и независимые средства массовой информации будут следить за дальнейшим сокращением пространства, в котором они работают. Опасаясь за свою безопасность, многие будут продолжать покидать страну. Поскольку те, кто бежал в Европу и другие страны, бросают вызов правительству из-за рубежа, ожидается продолжение возмездия против родственников, которые все еще проживают в Таджикистане. Политическая элита продолжает грабить ограниченные ресурсы страны и вымогать деньги у инвесторов, а экономические перспективы страны мрачны. Денежные переводы мигрантов в Россию, которые составили более половины ВВП в 2014 году, не достигли докризисного уровня. Для многих таджиков жизнь изменится к худшему, а не к лучшему в 2018 году.

Author: Edward Lemon is a Mellon Postdoctoral Teaching Fellow at the Department of Political Science, Columbia University.

* * *

Сноска:

(1) “The Eldest son of the President Became the Mayor of Tajik Capital,” Asia Plus, 12 January 2017, https://news.tj/en/news/tajikistan/power/20170112/the-eldest-son-of-the-president-became-the-mayor-of-tajik-capital

(2) “Ozoda Rahmon Given Rank of State Justice Counselor,” Asia Plus, 14 June 2017, https://news.tj/en/news/tajikistan/power/20170614/ozoda-rahmon-given-rank-of-state-justice-counselor

(3) “Кумовство первого сорта: брак внуков Рахмона и Кодири” [First Grade Nepotism: The Marriage of the Grandchildren of Rahmon and Kadiri], Sputnik, 22 November 2017, http://ru.sputniknews-uz.com/world/20171122/6885246/svadba-vlast-hudzhand-tadzhikistan-gosupravlenie.html

(4) “В Таджикистане международные организации и НПО проверят на предмет коррупции” [In Tajikistan, International Organizations and NGOs Will be Checked for Corruption], Asia Plus, 14 June 2017, https://news.tj/ru/news/tajikistan/laworder/20170614/antikorruptsiya-nadelena-pravom-iskat-korruptsionerov-v-mezhdunarodnih-organizatsiyah-i-npo

(5) Mushfig Bayram, “Tajikistan: Almost 2,000 Mosques Closed in 2017,” Forum 18, 26 February 2018, http://www.forum18.org/archive.php?article_id=2356

(6) “Tajikistan’s Battle against Beards to ‘Fight Radicalisation’” BBC, 21 January 2016, http://www.bbc.com/news/world-asia-35372754

(7) “Tajikistan To Promote Clothing To Counter ‘Alien’ Traditions,” RFE/RL, 21 July 2017, https://www.rferl.org/a/tajikistan-to-promote-clothing-to-counter-alien-traditions/28631026.html

(8) “Tajikistan Opens A New Chapter: No Books Allowed In Or Out Without Approval,” RFE/RL, 17 April 2017, https://www.rferl.org/a/tajikistan-books-religious-extremist-material-culture-ministry/28434892.html

(9) “Tajik Parliament Plans to Monitor Citizens Who Visit ‘Undesirable’ Websites,” Global Voices, 31 July 2017, https://advox.globalvoices.org/2017/07/31/tajik-parliament-plans-to-monitor-citizens-who-visit-undesirable-websites/

(10) “The Rising Risks of Misrule in Tajikistan,” International Crisis Group, 9 October 2017, https://www.crisisgroup.org/europe-central-asia/central-asia/tajikistan/86-rising-risks-misrule-tajikistan. On the targeting of family members, see John Heathershaw, Saipira Furstenberg and Edward Lemon, “Tajikistan: Placing Pressure on Political Exiles by Targeting Relatives,” In: “Closing the Door: The Challenge Facing Activists from the Former Soviet Union Seeking Asylum or Refuge,” Foreign Policy Centre, 21 December 2017, https://fpc.org.uk/publications/closing-the-door/

(11) “Tajikistan Announces $490 mln Bank Bailout,” Reuters, 21 December 2016, http://www.reuters.com/article/tajikistan-banks/tajikistan-announces-490-mln-bank-bailout-idUSL5N1EG4G1

(12) “Tajikistan: Counting the Cost of a Banking Meltdown,” EurasiaNet, 1 September 2017, http://www.eurasianet.org/node/84916

(13) “Tajikistan: Small-Time Debtors Detained, Larger Delinquents Get Away,” EurasiaNet, 13 October 2017, http://www.eurasianet.org/node/85546

(14) “Remittances sent by labor migrants from Russia to Tajikistan and Uzbekistan falling,” Asia Plus, 27 March 2017, https://www.news.tj/en/news/tajikistan/economic/20170327/237909

Freedom House

1 ответ »

  1. Всё верно сказано. Кто понимает немного то знает что нету будущий в Таджикистане. Но к сожалением в Таджикистане остались количество бестолковых. Кто в власть те все рабы Рахмона и они немного лучше живут а им наплевать на простой народ. Рахмон то не уйдёт но самый много 5- или 10 лет осталось ему жить. Все люди умирают. Но к сожалением его сын тоже будет продолжат дела отца. Вообще власть не уйдёт из рук Кулябцы. Это говорит о том что кто бы не пришёл из этого региона, вот так будет царствовать. Так что всё плохо и будет хуже.

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s