Ҳуқуқи башар

Human Rights: Похищение и жестокие пытки – норма для ГКНБ Таджикистана

Практика похищения людей таджикскими спецслужбами стала вопиюще распространенной. Путем применения пыток и других видов давления спецслужбы и правоохранительные органы Таджикистана добиваются получение признаний у подозреваемых в предъявляемых ими обвинениях. Зачастую осуждение и вынесение обвинительного приговора происходит исключительно на основании признательных показаний, полученных таким образом. Все остальные доказательства, достоверность и правдивость которых остается весьма сомнительными, собираются и докладываются в дело как правило уже после задержания и предъявления обвинений.

Дело задержанного усугубляется еще более тем, что надеяться на качественную адвокатскую защиту не представляется возможным. На сегодняшний день по статистике в Таджикистане 1 адвокат приходится на 13 тысяч человек. При этом, не каждый адвокат может получить полный доступ к осуществлению своей профессиональной деятельности. Очень часто адвокату, которого выбирают родственники задержанного, не дают возможность ни изучить материалы дела, ни встречаться со своим подзащитным в любое время, ни подать жалобу или прошение в связи с какими-либо обстоятельствами дела, как например, необходимость в медицинской помощи задержанному. Распространено также оказание давления правоохранительными органами на родственников и обвиняемого в пользу отказа от адвоката, когда следователь, взамен на отказ от адвоката, обещает «облегчить» положение дела, или же заставляют воспользоваться услугами государственной защиты, представитель которой может и не присутствовать во время судебных процессов.

Теме судебных процессов и о том, как они проходят, можно посвятить отдельный доклад. Рассчитывать на справедливое беспристрастное судебное разбирательство и без того уже измученному, порой еле живому после примененных пыток в ходе следствия, обвиняемому, не приходится. Дела, который носят политический характер, проходят в закрытом режиме, часто прямо в СИЗО, и ни родственники, ни даже адвокат, как упоминалось выше, не говоря уже об общественности и международных наблюдателях, не могут присутствовать на судебных заседаниях.

Одним из последних примеров такой практики в Таджикистане является дело Саида Киёмиддина Гози (известного также как Киёмиддин Гозиев или Эшон Киёмиддин). Верховный Суд Таджикистана, в результате похищения Саида Киёмиддина Гози таджикскими спецслужбами с территории иностранного государства, проведения полностью закрытого не только от общественности, но и от родственников судебного процесса в СИЗО №1 города Душанбе, вынес приговор – 25 лет тюрьмы за разжигание национальной, расовой, этнической и религиозной вражды, измену родине и публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя Таджикистана. При этом ни общественности, ни родственникам не известно о том, как проходило следствие, какие доказательства имеются у стороны обвинения, а адвокат, назначенный государством, не смог дать какую-либо информацию по делу.

Саид Киёмиддин Гози известен как «народный генерал» («генерали мардуми» — прим. автора, перевод с таджикского языка). Он принимал активное участие в процессе ведения переговоров и подписания мирного соглашения 1997 года после окончания гражданской войны 1992-1997 гг., за что был награжден государственной наградой «Шараф». Известно, что в 2000 году он с семьей эмигрировал из Таджикистана, после чего занимался семейным бизнесом и не вовлекался в политические дела.

В ноябре 2017г. в СМИ появилась информация о том, что Саид Киёмиддин Гози «исчез» из аэропорта Санкт-Петербурга, куда он вернулся транзитом через Стамбул после лечения в Иране. По словам родных Саид Киёмиддин Гози сломал ногу и для лечения отправился в Иран. Однако по прилету, с аэропорта Санкт-Петербурга домой он не приехал, а был задержан прямо с самолета и, в сопровождении двух сотрудников спецслужб Таджикистана, посажен на самолет частной таджикской авиакомпании Somon Air, вылетающего рейсом Санкт-Петербург – Худжанд.

В Таджикистане с Саидом Киёмиддином Гози удалось увидеться сыну, но не сразу и уже в СИЗО, только один раз, очень непродолжительно и в присутствии сотрудников службы национальной безопасности. Его состояние здоровья было очень плохим. Саид Киёмиддин Гози попросил теплую одежду, но передать ее родным так и не позволили. Нанять адвоката родным также не удалось, сотрудники спецслужб уверили, что уже «позаботились» об этом и назначили Саиду Киёмиддину государственного адвоката.

Позже стало известно, что в ходе расследования Саид Киёмиддин Гози подвергался жестоким пыткам, в результате которых попал в кому и находился в больнице в городе Вахдат. Неудивительно, что Саид Киёмиддин Гози, полностью отвергавший свою вину в предъявленных ему обвинениях, позже был вынужден сделать публичные признания, которые транслировались по национальному телевидению Таджикистана. Показанный фильм под названием «Невидимые корни» («Решаҳои ноаён» — прим. автора, перевод с таджикского языка), содержит компрометирующие картины и громкие лозунги относительно оппозиционеров Таджикистана и носит откровенно выраженный политический характер. Кроме этих признаний никакие другие факты и доказательства вины Саида Киёмиддина Гози доступными не оказались. Судебный процесс проходил там же, где Саид Киёмиддин Гози содержался во время следствия, в СИЗО №1 города Душанбе, в закрытом режиме. Родные на судебный процесс допущены не были, а о приговоре узнали лишь спустя несколько дней.

Пытки, жестокое, бесчеловечное обращение, унижающее честь и достоинство человека являются нормой для правоохранительных органов Таджикистана. По доступным данным в Таджикистане за 2017 год зафиксированы 66 жалоб на пытки со стороны правоохранительных органов, однако огромное количество случаев пыток остается не учтенными, не расследованными и безнаказанными.

С целью ослабления и дискретизации оппозиции, как методы борьбы с ней Таджикистан выбирает похищение, применение пыток, давление и угрозы в отношении родственников оппозиционеров, создание психологического имиджа «врага народа», нарушая фундаментальные права человека.

Human Rights Vision Foundation расценивает случай Саида Киёмиддина Гози как политически мотивированное дело, в ходе которого неоднократно органами спецслужб Таджикистана были совершенны правонарушения, включая похищение человека, применение пыток для получения признательных показаний, издевательства и жестокое обращение, повлекшее за собой ухудшения здоровья, оказание давления и отказ в праве выбрать юридическую защиту, отсутствие независимого судебного разбирательства, неправомерное проведение судебного заседания в здании пенитенциарного учреждения в закрытом режиме.

В связи с этим, мы призываем мировое сообщество, Комитет ООН по правам человека, ОБСЕ, США, Канаду, Европейский Союз обратить пристальное внимание на происходящие правонарушения со стороны спецслужб и правоохранительных органов Таджикистана. Принять санкционные меры в отношении главы Государственного комитета национальной безопасности Таджикистана Саймумина Ятимова и министра внутренних дел Таджикистана Рамазон Рахимзода, под руководством которых происходят похищения граждан Таджикистана с территорий иностранных государств и применение пыток в пенитенциарных учреждениях.

Таджикистану следует беспрекословно выполнять взятые на себя международные обязательства в сфере прав человека, в том числе права на справедливое судебное разбирательство; прекратить практику преследования по политическим и идеологическим мотивам и освободить Саида Киёмиддина Гози.

Human Rights

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s