Сиёсат

Теракт в Дангаре: вопросы без ответов

Asia-Plus: Теракт, который так быстро раскрыли правоохранительные органы и ликвидировали причастных к нему людей, оставил после себя слишком много вопросов.

Фото: Инстаграм Джея Остина

В Таджикистане впервые совершен теракт, ответственность за который взяла на себя группировка «Исламское государство». Но власти обвиняют в произошедшем своих оппонентов из запрещенной Партии исламского возрождения.

Что произошло на самом деле?

В течение последних четырех дней граждане Таджикистана и всё мировое сообщество получали достаточно противоречивую информацию о происшествии.

Вспомним краткую хронологию событий.

29 июля, 15:30. На территории джамоата Себистон Дангаринского района автомобиль на высокой скорости врезался в группу иностранных туристов на велосипедах. Четверо туристов погибло, двое получили ранения, один остался невредим, потому что отстал от группы.

29 июля, вечером прозвучало первое официальное сообщение МВД Таджикистана. В нем говорилось, что по поручению главы государства все силовые структуры мобилизованы на задержание преступников. В качестве главной версии рассматривалось дорожно-транспортное происшествие, но не исключались и другие версии.

30 июля, 08:00. Стало известно, что накануне вечером, то есть после того, как МВД одной из основных версий назвало ДТП, силовые структуры провели спецоперацию по задержанию подозреваемых. Итоги операции: один задержан, двое других во время сопротивления ликвидированы, еще одному удалось скрыться, он объявлен в розыск. Позже выяснилось, что тогда был ликвидирован один.

30 июля, 11:00. Через три часа министр внутренних дел генерал Рамазон Рахимзода провел специальную пресс-конференцию, на которой вновь сообщил журналистам, что «полная картина того, что произошло в Дангаре, пока не ясна». По его словам, «в настоящее время рассматриваются версии ДТП, разбойного нападения, грабежа, убийства. Также не исключается версия теракта».

Но через несколько часов на сайте МВД появилась информация о том, что «трое разыскиваемых преступников были обнаружены и обезврежены на территории села Осмондара Дангаринского района».

30 июля, вечером в интернете появилось видео, на котором был зафиксирован момент преступления. На видео видно, что автомобиль намерено сбил велосипедистов.

Дальше было еще интереснее.

В ночь на 31 июля группировка «Исламское государство» заявляет о том, что теракт в Дангаре их рук дело.

31 июля, утром МВД страны заявляет, что к теракту причастна Партия исламского возрождения.

31 июля, вечером в сети появилось видео с изображением предполагаемых преступников, которые принимают присягу ИГ.

1 августа, утром Генеральная прокуратура Таджикистана официально сообщила, что по трагедии в Дангаре возбуждено уголовное дело по статьям «терроризм» и «убийство».

При этом прокуратура отметила, что уголовное дело по этим статьям было возбуждено еще в день совершения преступления, то есть тогда, когда основной версией случившегося называлось ДТП.

Три вопроса, на которые мы не смогли ответить

Вопрос №1 – почему так долго рассматривали ДТП?

Непонятно, почему в течение нескольких дней силовыми структурами страны рассматривалась наряду с другими как приоритетная версия ДТП, если уже в первую ночь были задержаны некоторые из участников преступления? Ведь они должны были дать какие-то показания, которые исключили бы все другие версии кроме теракта.

Это тем более непонятно, так как прокуратура, по ее заявлению, с самого начала возбудила уголовное дело по статье «терроризм».

Вопрос №2 – Почему их всех сразу убили?

Почему четверо участников преступного сообщества, большинству из которых было по 19-20 лет, были уничтожены, а не задержаны? Неужели профессионалы из спецназа не могли захватить мальчишек, пусть даже с топорами и ножами, живыми? И возможно, они могли бы стать полезными источниками информации для того, чтобы такого не повторилось впредь.

Мы задали этот вопрос ветерану ОМОНа Таджикистана, полковнику милиции, в свое время он принимал участие в нескольких спецоперациях по поимке или уничтожению членов организованных преступных группировок. И вот, что он ответил:

«После обнаружения места укрытия преступников сразу создаются группы по оцеплению местности, снайперов, наблюдателей, задержания и штурма из числа бойцов спецподразделений. Группы снайперов и штурмовиков при малейшем подозрении на то, что члены ОПГ могут применить любое оружие или создать угрозу жизни и здоровью сотрудников правоохранительных органов, могут открыть огонь на поражение. Иногда поступают приказы «взять живыми любой ценой». В таких случаях бойцы обязаны, даже ценой собственной жизни, выполнять приказ».

Очевидно, что в этом случае такого приказа не было.

И всё равно многое непонятно.

Вопрос №3 — ИГ или ПИВ?

Несмотря на то, что ответственность за теракт официально взяла на себя группировка ИГ и даже распространила в сети видео, в котором якобы исполнители теракта в Дангаре клянутся в верности террористам, власти Таджикистана обвинили в произошедшем своих старых оппонентов – запрещенную Партию исламского возрождения.

Российский эксперт Аркадий Дубнов в интервью изданию «Коммерсантъ» признался, что заранее предполагал, что Душанбе обвинит в инциденте ПИВ.

«Это соответствует генеральной линии таджикского руководства на обвинение не столько самой ПИВ, сколько Ирана, — сказал господин Дубнов. — Однако выдвинутое обвинение выглядит любительским и бездоказательным. Учитывая, что ответственность за теракт успело взять на себя ИГ, теперь Душанбе необходимо либо опровергнуть их заявление, либо заявить о связи между ПИВ и ИГ, что будет выглядеть совсем уж нелепо».

О связях между ПИВ и ИГ национальное информационное агентство «Ховар» 1 августа все-таки заявило. О том, что ПИВ и ИГ «части одной матрицы» тому же «Коммерсанту» говорил и замдиректора Центра стратегических исследований при президенте Таджикистана Сайфулло Сафаров.

Хотя за день до этого, таджикских журналистов Сафаров убеждал, что «ПИВ больше не может угрожать безопасности Таджикистана».

Через день оказалось, что может.

Сегодня, 4 августа, Генпрокуратура Таджикистана заявила, что ПИВ использовала флаг и присягу ИГ для прикрытия.

«Спецслужбы так устроены, что они никогда не открывают все свои карты, и общественности будет доложено то, что нужно власти», — говорит в интервью «Вестнику Кавказа» эксперт по Таджикистану Андрей Захватов, комментируя инцидент в Дангаре и добавляет, что в этом деле силовики еще сами разберутся.

Если Захватов прав, то пусть правоохранители действительно разбираются, судя по опыту, наша общественность любую их версию переживёт.

Тревожно другое: возможно влияние ИГ на граждан Центральной Азии экспертами недооценивалось. Или недооценивается до сих пор?

ASIA-Plus

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s