Ахбори Анҷуман

ИГЭР — Исламское государство Эмомали Рахмона?

Темур Варки

Международные эксперты, похоже, не угадали с прогнозами, где и в каких формах всплывет ИГИЛ. На карте мира формируется новый очаг мракобесия, отрицающего права и достоинство, законы и Конституцию, попирающего исламские и общечеловеческие нормы от имени закона и ислама.

Несколько дней назад суд города Душанбе оставил без изменения приговор, который просто невозможно себе представить в свободном светском демократическом государстве и который бы вызвал широчайший скандал в такой стране и за ее пределами. Этот приговор, противоречащий Конституции Таджикистана, ставит его на одну ступень с мракобесными сегодняшними исламскими режимами и средневековой инквизицией в Европе.

Блогер Джунайдулло Худоёров

Блогер Джунайдулло Худоёров осужден не где-нибудь в песках Аравии, в ИГИЛе или где-то еще, а в постсоветском душанбинском районном суде на пять лет за «неправильное» совершение молитвы. В приговоре суда под председательством С. Нурализода на основании (внимание!) экспертизы Совета улемов блогеру Худоёрову инкриминируется, что он во время совершении намаза (молитвы) в районной мечети «широко расставлял ноги», «широко расправлял плечи и логти, мешая другим молящимся» и «не доносил подушечки пальцев до мочек ушей». На основании этих «преступлений» блогера Джунайдулло Худоёрова признали виновным в приверженности к салафизму и экстремизму. Это не может быть правдой, потому что это невозможно в демократической светской стране, где судьями становятся не после окончания медрессе, где судьи обязаны знать Конституцию:

Статья 8

В Таджикистане общественная жизнь развивается на основе политического и идеологического плюрализма.

Идеология ни одной партии, общественного и религиозного объединения, движения или группы не может быть признана как государственная.

Религиозные объединения отделены от государства и не могут вмешиваться в государственные дела.

Досадное недоразумение или приговор системе

Обвинительный приговор районного суда Исмоила Сомони г Душанбе по делу Джунайдулло Худоёрова

Подписав этот обвинительный приговор, судья С. Нурализода многократно нарушил Конституцию Таджикистана и нанес репутационный ущерб стране. Этим приговором перечеркнуты денные и нощные старания представителей власти Таджикистана по улучшению международного имиджа страны и правительства, по завоеванию доверия у международных организаций, партнеров и инвесторов. Казалось бы, после апелляции адвоката и обращений родственников блогера более высокая инстанция должна схватиться за голову и показать, что приговор районного судьи С. Нурализода — это досадное недоразумение. Однако 31 октября городской суд после 20-минутного слушания и двухминутного отсутствия в совещательной комнате оставил приговор без изменения. Тем самым продемонстрировав, что первоначальный приговор не катастрофическая ошибка и удар по репутации суда, государства, власти, а системное сползание в беззаконие и средневековое мракобесие, отрицание и попрание конституционных устоев государства. Если глава судебной коллегии на кассационном слушании Асомиддин Бобохонзода также выпускник медрессе, плохо учился на юрфаке и незнаком с Конституцией, следует напомнить ему другую статью непреложного Основного закона Таджикистана:

Статья 26

Каждый имеет право самостоятельно определять свое отношение к религии, отдельно или совместно с другими исповедовать любую религию или не исповедовать никакую, участвовать в отправлении религиозных культов, ритуалов и обрядов.

* * *

Если против коррупции, то экстремист

Есть примечательная деталь в этом деле. Ни на первом, ни на втором слушании не было истца. Первоначально в роли истца выступил имам-хатиб районной мечети Рашт (на востоке Таджикистана) Фатхулло Назриев. Именно на основании его заявления, что блогер Джунайдулло Худоёров вдруг начал «неправильно» молиться, было возбуждено уголовное дело в замечательной правовой светской стране. Однако после ареста блогера имам-хатиб написал публичное письмо на имя Эмомали Рахмона, генпрокурора, глав МВД и госнацбезопасности, заявив, что оболгал Худоёрова под давлением главы районной милиции, под угрозой, что его, имам-хатиба, тоже объявят салафитом. Тем не менее открытое письмо и заявление об угрозах имам-хатиба судом приняты во внимание не были, и он сам на заседания суда не вызывался.

Открытое письмо Фатхулло Назриева властям. Фото с сайта Радио Озоди

В чем же секрет этого позорного представления? Выслушав последнее слово обвиняемого блогера Джунайдулло Худоёрова, вынужденного оправдываться, что он примерный ханафит и к салафизму не имеет отношения, и что его преследуют из-за его разоблачительных статей о коррупции руководства Раштского района, городской судья г. Душанбе Асомиддин Бобохонзода с усмешкой бросил: «Не надо было писать против главы района Каноата Лоикзода». Не буду приводить положений статей 30 и 42 Конституции, зная и защищая которые, судья не позволил бы себе подобной реплики.

Еще одна пикантность дела против блогера Худоерова в том, что ход дела курирует сам заместитель генерального прокурора Валиджон Вахобов, женатый на племяннице главы Раштского района Каноата Лоикзода — героя антикоррупционных расследований осужденного блогера. Накануне кассационного рассмотрения родственники блогера пришли в Генеральную прокуратуру с очередным обращением. Принимавший их сотрудник, спросив фамилию обвиняемого и найдя ее в журнале, заявил, что приговор отменен не будет. Мне очень хочется привести здесь полностью положение статьи 87 Конституции правового Таджикистана:

Статья 87

Судьи в своей деятельности независимы, подчиняются только Конституции и закону.

Вмешательство в их деятельность запрещается.

Каноатшо Лоикзода

Таким образом, у нас целый букет нарушений закона и циничных антиконституционных деяний со стороны целого ряда так называемых ответственных лиц, использование служебного положения с целью заставить замолчать и наказать блогера за антикоррупционные расследования, конфликт интересов, безответственный подрыв доверия к правоохранительной и судебной системам, репутации власти и и подрыв устоев государства. Таджикское народное определение такого суда «Говсуд» — адекватно не переводится на другие языки. Это примерно — «ослиный суд». В Таджикистане все 9 млн человек страдают от коррупции, следовательно, большая часть из них — потенциальные экстремисты.

Можно было бы списать подобное позорище только на невежественность, недалекость и коррумпированность судей, милиции и прокуроров. Но к сожалению, повторяемость «случайного» досадного недоразумения свидетельствует о прогнившей системе, действующей по лекалам, спущенным с самого верха. Это фрактальная уменьшенная до районного и городского (столичного) масштабов копия политики власти на самом верху.

Сползание в мракобесие

Вопреки Конституции светского правового государства в мечетях сначала появились надзиратели из МВД, следящие за тем, чтобы прихожане «правильно» совершали намаз. Потом в мечетях для этого появились камеры, а необорудованные мечети стали закрывать.

Совет улемов Таджикистана. Фото с сайта Радио Озоди

Совет улемов стал запрещать светские праздники и традиции, вынося фетвы о противоисламском характере Нового года, новогодних елок, выпускных вечеров, первых и последних звонков в школах. Государственное информационное агентство «Ховар» опубликовало решение властей о запрете проведения марша «Бессмертный полк» как «противоречащего исламским ценностям и традициям». Совет улемов выступил против светской таджикской оппозицонной организации в Европе «Форум свободомыслящих Таджикистана», обвинив его членов в том, что форум состоит их атеистов, неверующих и тому подобное. По инициативе Совета улемов принят закон «Танзим» о регулировании (и формах запрета и преследовании) вечеринок, поминок, свадеб. Буквально на днях государством оштрафована женщина, пригласившая на свой день рождения подруг в ресторан.

Эксперты в области ислама говорят, что эти инициативы напоминают салафитские ограничения и запреты, и отмечают, что ряд членов Совета улемов, включая его главу, получили духовное образование в заграничных салафитских учебных заведениях. Здесь на самом деле нет противоречий. Таджикская власть прекрасно находит общий язык и дружит с Саудовской Аравией и регулярно объявляет амнистию преследуемых салафитов, когда активизируется торг в связи с очередным кредитом или грантом от Эр-Рияда и других стран, где силен салафизм.

Вместе с тем вполне в духе политики Саудовской Аравии из уст самого главы государства Эмомали Рахмона звучат невообразимые для ответственного руководителя светской правовой страны обвинения в адрес шиитов и тех, кто «изменил своей вере и перешел в шиизм». Это при том, что часть мусульман Таджикистана традиционно, веками исповедует шиизм. Это звучит из уст человека, который в течение 27 лет неоднократно должен был заглянуть в Конституцию, на которой присягал.

Рахмон — в роли исламского султана и казия

Ответ заключается в том, что это сверху был дан пример преследования неугодных, критиков и оппонентов с использованием исламской риторики. Запретив ПИВТ, Эмомали Рахмон вынужден заигрывать с верующими и предстать перед ними таким защитником исламских традиций и ценностей. То есть, по сути Эмомали Рахмон вынужден заполнять собой вакуум, образовавшийся после запрета им ПИВТ и играть роль Верховного Казия, указывать, кто правоверный, а кто нет. Он снисходительно воспринимает звание, данное лизоблюдами — Тень Аллаха на земле. Очевидно, что используемая Рахмоном для преследования оппозиции исламская карта ведет к радикализации и дроблению, разжиганию религиозной розни среди населения. Но так или иначе созданная им система преследования свободы выражения, преследования критики, антикоррупционных расследований взята на воорружение всей вертикалью власти. Чиновники на местах стали пользоваться этим инквизиторским приемом для устранения тех, кто мешает им воровать и много разговаривает.

Именно так частные коррыстные коррупционные интересы прогнившей системы сверху донизу приближают превращение светского правового по Конституции государства в Исламский эмират. Право карать от имени ислама получили не просто лояльные, а рьяные и верные, зачастую некомпетентные и невежественные, лизоблюды коррупционеры, которые приняли правила игры: лижи из всех сил и воруй, сколько влезет и не влезет и делай с народом, что хочешь. Власть сама тем самым, находясь 27 постсоветских лет единолично у руля и за прилавком, разрушает конституционые устои государства, прекрасно обходясь без «угрозы миру и стабильности», «изменников нации» ПИВТ и оппозиции. Последствия, честно говоря, пугающие. Идет накопление критической массы нарушений Конституции, угрожающей самому государству. Я не уверен, что власть помнит и способна остановиться и защитить это положение:

Статья 100

Республиканская форма правления, территориальная целостность, демократическая, правовая, светская и социальная сущность государства неизменны.

Дело блогера Джунайдулло Худоерова просто стало еще одной лакмусовой бумажкой, показавшей, в каком направлении стремительно скатывается Таджикистан.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s