Ҳуқуқи башар

Отчет таджикских НПО в Европе о нарушениях прав человека в Таджикистане

На сайте ООН опубликован отчет таджикских НПО в Европе о нарушениях прав человека в Таджикистане

Комитет ООН по правам человека

Таджикистан

126-я сессия, 1-26 июля 2019 г.

СОВМЕСТНЫЙ ДОКЛАД

HUMAN RIGHTS VISION FOUNDATION,

EURASIAN
DIALOGUE INSTITUTION 

TAJIK FREETHINKERS FORUM

Этот отчет был подготовлен рядом НПО и активистов гражданского общества, как внутри, так и за пределами Таджикистана. Этим отчетом мы стремимся предоставить членам Комитета ООН по правам человека и всем заинтересованным лицам информацию о фактической ситуации с реализацией Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП) в Таджикистане. Мы надеемся, что наш анализ законодательства, практики и конкретных примеров нарушений прав человека будет полезен для членов Комитета и поможет сформировать наиболее полное и объективное мнение об осуществлении гражданских и политических прав в нашей стране. Отчет подготовлен совместно рядом НПО. При подготовке отчета были использованы: отчеты международных организаций и НПО, информация для СМИ, национальное законодательство, практический опыт. За отчетный период ситуация с правами человека в Таджикистане значительно ухудшилась:• оппозиция была полностью ликвидирована; • сотни членов оппозиции были осуждены по сфабрикованным политически мотивированным обвинениям на длительные сроки, включая пожизненное заключение; • независимые СМИ практически закрыты; • десятки журналистов покинули страну из-за угрозы их свободе и жизни; • Адвокатура — как независимая профессиональная группа юристов, как важнейший элемент гражданского общества, — попала под контроль Министерства юстиции; • Несколько адвокатов были осуждены в связи с их попыткой защитить членов оппозиции.

Содержание: 

  1. Статья 5. Запрещение неправомерного использования ограничений 
  2. Статья 7. Запрещение пыток 
  3. Статья 9. Запрещение произвольного задержания 
  4. Статья 10. Условия содержания под стражей 
  5. Статья 12. Свобода передвижения 
  6. Статья 22. Право на свободу ассоциации

* * *

1. Статья 5. Запрещение неправомерного использования ограничений

С 2010 года правительство Таджикистана ограничило или грубо нарушило самые основные гражданские и политические права своих граждан, что противоречит Конституции и Международному пакту о Гражданских и политических правах. В местах лишения свободы заключенных подвергали пыткам, отказывали в медицинской помощи, в свиданиях с родственниками, предусмотренных законом, и в предоставлении необходимых медикаментов. Есть случаи насильственного лишения жизни, которые не расследуется и не публикуются. Есть случаи, когда родственникам погибшим заключенным запрещено осматривать тела и хоронить их в соответствии с религиозными традициями. Некоторым родственникам удается осмотреть тела.(1)

Существует достаточно доказательств, следов пыток и насильственной смерти на телах погибших заключенных. Мы считаем, что это умышленное лишение права на жизнь и неофициальное применение запрещенной смертной казни к политзаключенным, приговоренным к пожизненному тюремному заключению. Политзаключенные были лишены права пользоваться телефонами и радио. В мае 2019 год осуждённый на 28-лет представитель руководства Партии исламского возрождения Таджикистана Рахматулло Раджаб был подвергнут жестокому обращению и помещен в карцер после обнаружения портативного радиоприемника.

Глава правительства Таджикистана Эмомали Рахмон 12 мая 2018 года в своем выступлении, которое транслировалось по телевидению, нарушил несколько статей Конституции, Уголовного кодекса Таджикистана и МПГПП. 15 мая 2018 года бывший представитель Партии исламского возрождения Таджикистана Киёмиддин Гозиев, похищенный в Санкт-Петербурге 30 ноября 2017 года, был приговорен к 25 годам за «предательство мазхаба, переход в шиизм», «измену» и «шпионаж». (2)

Таким образом, права гражданина на свободу мысли, убеждений, религии были нарушены, презумпция невиновности была проигнорирована. Это было публичное разжигание религиозной розни против Гозиева. Гозиев был убит в тюрьме в мае 2019 года, по данным властей, фанатиками ИГИЛ якобы за его переход к шиизму.

В течение периода, охватываемого настоящим отчетом, правительство Таджикистана регулярно нарушало правила, касающиеся процедуры надлежащего ареста, незаконного содержания под стражей; право на гуманное обращение и справедливый процесс в суде.

Политика коллективной ответственности применяется к членам ПИВТ и их родственникам с тех пор, как партия была объявлена вне закона в 2015 году. Заключенные не имели доступа к адвокатам, а средства массовой информации были ограничены в доступе к политическим заключенным. Когда дело дошло до тех, кто противостоял властям и их семьям, статья 24 Конституции Таджикистана (свобода передвижения) была нарушена, а также — статья 12 Международного Пакта о Гражданских и Политических Правах.

Свободное передвижение для членов семьи оппозиционеров ограничено, выезд из страны может быть запрещен, включая поездки на лечение или воссоединение семьи.

Официальные СМИ подвергают стигматизации и преследованию подвержены религиозные женщины.

Местная полиция и активисты правящей партии организуют неожиданные проверки на улицах и на рынках, в общественных местах и применяют психологическое и физическое насилие в отношении женщин в хиджабах, заставляя их снимать головные уборы, задерживают их и унижают женщин в общественных местах и транпортируют их в полицейские участки. Были также случаи уголовного преследования пользователей социальных сетей за распространение видео полицейского насилия над женщинами в хиджабах. Во многих случаях женщинам пациентам в хиджабе было отказано в лечении в государственных клиниках. У женщин в хиджабах есть ограниченный доступ или запрет доступа в учебные заведения и административные здания. Таким образом, они подвергаются дискриминации, лишены права на образование и другие основные гражданские права.

Правительство нарушает неприкосновенность частной и семейной жизни, а также принцип разделения религии от государства. Закон об обрядах (танзим) был введен в 2007 году. Граждане подвергаются преследованиям в своих домах, местах отдыха, кафе и ресторанах. Закон регулирует возможные расходы на количество гостей на семейных и частных вечеринках, похоронах и поминках. Профессиональные и университетские вечеринки, школьные выпускные вечера и тому подобное ограничены или запрещены этим законом.

Были случаи, когда семье было отказано в доступе к телу их осужденного родственника, погибшего при неясных обстоятельствах. Доступ к телам политзаключенных, погибших в тюрьме может быть запрещен. Иногда родственникам отказывают в праве узнать, жив ли все еще заключенный или где-то захоронен правительством.

Людей унижают. Девственность невест проверяется до свадьбы.

Правительство Таджикистана ограничивает доступ граждан к информации, приводит к закрытию неконтролируемых СМИ (Озодагон). Репортеры, которые пытаются быть независимыми от правительства, подвергаются стигматизации в социальных сетях многочисленными троллями, выступающими за правительство. На журналистов также нападают с правительственных сайтов. Доступ к интернету обычно ограничен, социальные сети, мессенджеры, независимые сайты и браузеры заблокированы.

Гражданские активисты Шахло Ибрагимова и Дильноза Мухиддинов, которые собирали подписи под петицией против эскалации интернет-тарифов в апреле 2018 года, были атакованы троллями в социальных сетях. Власти утверждают, что они не имеют ничего общего с нарушением конституционного права на доступ к информации.

Интернет был разблокирован за несколько часов до прибытия президента ЕС Дональда Туска в Таджикистан в мае 2019 года. Однако независимые сайты Akhbor com, Asia Plus, News.tajinfo org и многие другие до сих пор заблокирован. Право на мирные демонстрации и митинги протеста практически не существует. Любые попытки протеста приводят к насилию, арестам и уголовному преследованию.

Правительство Таджикистана нарушает статью 12 Конституции (частная собственность). 

Власти врываются в частные дома без согласия владельца и без надлежащего ордера из суда. В течение этого года дома двух лидеров таджикской оппозиции, которые сейчас проживают как политические беженцы в Европе — Мирзорахима Кузова и Мухиддина Кабири — были конфискованы (дома его сыновей, сестры и брата также были конфискованы). Даже у тех, кто купил дома у строительной компании, принадлежащей семье Мухиддина Кабири, жилище было конфисковано.

* * *

2. Статья 7 МПГПП. Запрет пыток

Применение пыток и других видов жестокого обращения и наказания со стороны сотрудников правоохранительных органов, тюрьмы чиновников и воинских частей продолжается. С тех пор более 200 случаев пыток и жестокого обращения были официально зарегистрированы. Пытки применялись не только к мужчинам, но и к женщинам и несовершеннолетним. В результате применения пыток правоохранительными органами зафиксированы случаи смерти.

Запугивание (дедовщина) в армии остается серьезной проблемой. Все заявления о пытках и жестоком обращении не расследуются незамедлительно, тщательно и беспристрастно. Механизм экстренного реагирования на публикацию в СМИ фактов пыток не работает. В большинстве случаев жалобы отклоняются в ускоренном порядке, расследование задерживается или прекращается. В соответствии со Стамбульским протоколом не существует независимого механизма расследования случаев пыток.

В 2012 году в Уголовный кодекс была внесена поправка, включена в нее статья 143.1 «Пытки». Закон требует от правоохранительных органов расследования случаев пыток в своих рядах. Но он не исполняется. Наказание в основном налагается на виновных младших офицеров, а руководители учреждений, в которых применяются пытки, не привлечены к ответственности. Наказания за преступления «пытки» не соответствуют тяжести преступление.

Хотя статья 143.1 предусматривает несколько отягчающих обстоятельств, связанных с пытками, за которые может быть назначено лишение свободы на срок до 15 лет, на практике подавляющее большинство наказаний налагается на срок до 5 лет, и даже тогда эти наказания часто сокращены или приостановлены. Не существует законодательного механизма для реабилитации жертв пыток, в том числе медицинский уход и психологическая реабилитация. Жертвы пыток и жестокого обращения обычно не получают справедливой и адекватной компенсации за причиненный ущерб. Закон не предусматривает компенсации жертвам пыток. (5)

Рекомендации:

  • Ратифицировать Протокол к Конвенции против пыток и создать национальный превентивный механизм;
    • Обеспечить, чтобы все задержанные имели доступ к правовой защите с момента задержания;
    • Предоставить экспертным группам по правам человека, представителям международных правозащитных организаций и адвокатам неограниченный доступ в места содержания под стражей для наблюдения без предварительного уведомления;
  • Изменить национальное законодательство, чтобы исключить лиц, виновных в применении пыток и других форм жестокого обращения, из списка лиц, подлежащих амнистии;
    • На законодательном уровне усилить уголовную ответственность за пытки, а также отменить меры наказания, не связанные с тюремным заключением;
  • Ввиду постоянного и систематического применения пыток и унижающего достоинство обращения, необходимо создать постоянную комиссию по расследованию случаев пыток;
  • Создать альтернативные механизмы для документирования следов пыток;
  • Принять закон о медицинской, социальной и психологической реабилитации жертв пыток;
  • Определить сумму и способ компенсации жертвам пыток;
  • Признать право и компетенцию Комитета против пыток получать и рассматривать

индивидуальные сообщения в соответствии со статьей 21 КонвенцииПротив пыток. (4)

* * *

3. Статья 9 МПГПП. Право на свободу и личную безопасность. Запрет Произвольного Задержания.

Под предлогом борьбы с преступностью власти Таджикистана начали еще больше ограничивать и нарушать права человека на свободу и личную безопасность. Нередки случаи произвольного задержания граждан. Правоохранительные органы часто вызывают граждан на допросы, проводят произвольные обыски в их домах и офисах, ограничивают их свободу на неопределенный срок, извлекают документы и другую личную и официальную информацию без каких-либо законных оснований или соответствующего решения суда.

Высшие органы власти не отвечают должным образом на жалобы граждан и организаций о нарушениях со своей стороны и в подавляющем большинстве случаев их игнорируют, поощряя своих агентов продолжать использовать такие незаконные методы проведения дознания и расследования.

28 сентября 2015 года сотрудники Департамента по борьбе с организованной преступностью (Управление по Борьбе с организованной преступностью Министерства внутренних дел Республики Таджикистан), без постановления суда и до возбуждения уголовного дела изъяли документацию Коллегии адвокатов Sipar RT и все юридические соглашения, заключенные между адвокатами Бузургмехром Ёровым и Джамшедом Ёоровым с их ответчиками, несмотря на то, что документы были юридической тайной. (5)

Обыск и конфискация имущества широко используются без надлежащего решения суда. Принципы следственного и судебного процессов, такие как конкурентоспособность и равенство сторон в суде, игнорируются, поэтому почти все ордера органов дознания на использование ареста в качестве меры пресечения выдаются судами без должного расследования и представления доказательств, часто без информирования стороны защиты и вызова адвоката в суд. Часто ордер на арест подозреваемого содержит только несколько слов о тяжести совершенного преступления. Доказательства, которые должны быть предоставлены согласно ст. 102 -111 УПК РФ недоступны для суда.

19 сентября 2015 года Верховный Суд Республики Таджикистан вынес решение об аресте на два месяца задержанных членов Высшего совета ПИВТ. Суд проходил без участия адвокатов задержанных. В ордерах содержались запутанные данные в отношении доказательств и имен подозреваемых. Никакой надлежащей информации не было представлено в суд для обоснования ареста. (6)

Для преследования инакомыслящих за пределами страны власти Таджикистана совместно с правоохранительными органами других стран, таких как Россия, Турция, Украина, Беларусь, широко используют политически мотивированные запросы в Интерпол, практикуя все формы депортации, экстрадиции и даже похищение граждан. В течение этого периода несколько диссидентов были похищены и незаконно депортированы в Таджикистан.

Вот самые известные случаи: (7)

  • Эхсон Одинаев, блогер, разыскиваемый Министерством внутренних дел Таджикистана, в списке разыскиваемых через Интерпол. Он пропал без вести 19 мая 2015 года в Санкт-Петербурге, Россия;
  • Максуд Ибрагимов, лидер общественной организации «Молодежь Таджикистана за преобразования». Он в конце 2014 года пережил покушение на свою жизнь в Москве. Он был лишен гражданства Российской Федерации и похищен в Москве 20 января 2015 года. Осужден в Таджикистане за 17 лет тюрьмы.
  • Абдуназар Сохибназар, диссидент. Похищен в Беларуси 29 июля 2017 года. Осужден в Таджикистане за 20 лет тюрьмы.
  • Абдурахим Восьев, диссидент. 17.01.2017 похищен в России. Осужден в Таджикистане до 20 лет тюрьмы.
  • Наимжон Самеев, бывший актвист ПИВТ, похищен в Грозном 30 ноября 2018 года. Перемещен в Душанбе 3 декабря 2018 года. В Таджикистане. Он сделал видео заявление о своей «добровольной» репатриации. Осужден в Таджикистане за 15года.
  • Киёмиддин Гозиев, бывший активист ПИВТ. В ноябре 2017 года похищен в Санкт-Петербурге, Россия. Осужден в Таджикистане в мае 2018 года на 25 лет лишения свободы. Он был убит и обезглавлен при необъяснимых обстоятельствах 19 мая 2019 года во время беспорядков в исправительной колонии Вахдат.
  • Шарофиддин Гадоев, политический беженец в Нидерландах, лидер движения «Реформы и развитие в Таджикистане». Похищен 13 февраля 2018 года в Москве. Освобожден по требованию международного сообщества.
  • Амрулло Магзумов, бывший активист Партии исламского возрождения Таджикистана. Захвачен в московском аэропорту Внуково 16 мая 2019 года. Незаконно экстрадированТаджикистан.

В марте 2018 года Комитет ООН по Незаконным задержаниям рассмотрел жалобы политических заключенных Зайда Саидова и Махмадали Хайита и объявил их задержание необоснованным и осуществленным с нарушением внутренних и международных норм, а также потребовал их немедленного освобождения и компенсации ущерба. Власти Таджикистана до сих пор не ответили соответствующим образом.

24 мая 2019 года аналогичное решение было опубликовано Комитетом ООН по Незаконным задержаниям в отношении осужденного адвоката и политзаключенного Бузургмехра Йорова. (9)
Решение требует безусловного и немедленного исполнения заключения Комитета ООН в отношении политзаключенных Зайда Саидова, Махмадали Хайита и Бузургмехра Ёоров, которых подвергают пыткам. Их жизням в заключении грозит реальная и возрастающая опасность.(10).

* * *

4. Статья 10 МПГПП. Условия содержания под стражей

Хотя в стране действуют Закон «О порядке и условиях содержания под стражей подозреваемых, обвиняемых и подсудимых » от 2011 года, с дополнениями от от 15.03.2016 г., №1282; и 14.05.2016 г., №1312); сам Кодекс исполнения уголовных наказаний условия содержания под стражей подозреваемых, обвиняемых, подсудимых и приговоренных остается актуальным, а исполнение этих норм остается закрытым от общественности.

Пенитенциарная система не прозрачна, представителям Международного Комитета Красного Креста (МККК) отказано в доступе в места предварительного заключения и места лишения свободы. Не имеется механизма осуществления общественного контроля за соблюдением прав человека в закрытых учреждениях. Доступ представителей гражданского общества в закрытые учреждения крайне ограничен. Адвокаты без письменного разрешения следственных органов или разрешения руководителя пенитенциарного учреждения не могут беспрепятственно встретиться со своим подзащитным.

В учреждениях не соблюдаются элементарные нормы санитарии и гигиены, поэтому велик уровень инфекционных заболеваний. В Изоляторах временного содержания страны заключенных не кормят. Еду им приносят родственники. В СИЗО же еда не соответствуют медицинским нормам. Должным образом не оказываются медицинские услуги. Нет специализированных врачей, кабинетов или лекарств. Зачастую лица, жалующиеся на болезни и недомогания, не только не получают медицинскую помощь, но также и подвергаются пыткам и издевательствам со стороны сотрудников системы при обращении за медицинской помощью.

Широко распространены поборы и вымогательства среди сотрудников пенитенциарной системы. Так за определенную плату человека могут перевести в более комфортабельную камеру. Задержанных в ИВС и СИЗО, а заключенных в колониях Министерства Юстиции РТ принуждают за свой счет производить текущий ремонт камер.

Ограничены или вообще отсутствуют такие права, как право на переписку задержанных с родственниками или иными лицами, отправка и получение телеграмм и т.д.; право на бесплатное питание; в камерах отсутствуют телевизоры и холодильники, зачастую нет даже вентиляторов; нарушаются нормы санитарной площади на человека в камерах, камеры переполнены сверх нормы, и задержанные иногда спят на бетонном полу. В нарушение международных норм содержания, заключенных насильно привлекают к труду на территории изоляторов и тюрем. Не соблюдаются права осужденных на производство кино-. фото – и видеосъемки, а также их интервьюирование, с их письменного согласия.

Законодательно предусмотрено наказание в виде ограничения свободы. Но в действительности на практике не зафиксировано ни одного назначения такого наказания. В стране отсутствует механизм исполнения подобного вида наказания. Нет специальных учреждений –исправительных центров.

Широко распространены пытки заключенных. В особенности пыткам подвергаются политические заключенные. Заключенные не имеют возможности напрямую жаловаться на пытки и плохое отношение прокурору или Уполномоченному по правам человека. Все жалобы и письма заключенных проходят жесткую цензуру. Не было фактов привлечений к уголовной ответственности лиц за пытки по заявлениям непосредственно самих заключенных. Родственники заключенных имеют некоторую возможность жаловаться на пытки и плохое отношение в отношении их родных.

Власти и следственные органы неохотно возбуждают дела о пытках в закрытых учреждениях. Расследование затягивается или вовсе вскоре прекращается. В марте 2019 года жена Махмадали Хаита пожаловалась в Генеральную прокуратуру на пытки в отношении ее мужа. Власти ограничились только устным заявлением начальника УИД МЮ РТ Мансурджона Умарова, который сказал, что таких фактов не зафиксировано. Не было возбуждено уголовное дело, не проведено никаких следственных действий. Власти не оповещают в СМИ и не дают никакую информацию о подобных расследованиях.

В тюрьмах Таджикистана в 7-8 ноября 2018 и 19 мая 2019 года произошло два инцидента, повлекших за собой смерти по меньшей мере 70 и ранение не менее 200 человек. Расследования происходят в закрытом и секретном режиме. Общественность не имеет возможности узнать об истинных причинах и последствиях бунтов в колониях.

Рекомендации: 

  • Обязать ГУИУН Минюста вернуть заключенным право беспрепятственного пользования мобильной связью с адвокатами, близкими и СМИ.
  • Внедрить механизм незапланированных визитов мониторинговой группой при УПЧ (Уполномоченный по правам челоека) и независимых общественных организаций в закрытые и полузакрытые учреждения без предварительного уведомления.
  • Создать механизм общественного контроля за соблюдением прав человека в закрытых и полузакрытых учреждениях.
  • Привести условия содержания заключенных и задержанных к признанным международным нормам содержания заключенных.
    Создать общественную Комиссию по расследованию инцидентов в Худжанской и Вахдатской колониях и беспрепятственно освещать ее деятельность в СМИ

* * *

5. Статья 12 МПГПП. Право на свободное передвижение и свобода выбора местожительства.

Хотя законодательно в стране декларируется право гражданина на свободное передвижение и выбор места жительства, выезд за пределы республики и возвращение в нее (ст.24 Конституции), но в действительности зачастую это право грубо нарушается. В основном ограничиваются права родственников оппозиционеров и инакомыслящих. Властями не выдаются им заграничные паспорта. Власти всячески препятствуют их выезду из страны, путем угроз и шантажа. Намеренно искаженным толкованием положений законов сотрудники спецслужб препятствуют праву граждан выехать из Таджикистана.

Жалобы и обращения потерпевших должным образом не рассматриваются. Никто из числа виновных в ограничении права на выбор места жительства и свободу передвижения до сих пор не предстал перед законом.

В 2015 году власти изъяли необходимые проездные документы у Мижгоны Зайниддиновой, невестки лидера ПИВТ Мухидина Кабири, и ее детей. Внук лидера оппозиции Ибрагим Тиллозода, которому в 2018 году было 4 года, страдал от онкологической болезни 3 степени. Ребенку необходимо было лечение за границей. Но власти страны путем насильного удержания и ограничения права на общение и воссоединения с семьей таким образом оказывали давление на оппозиционых деятелей, находящихся за рубежом. Только после широкой огласки и международного вмешательства в конце 2018 года Ибрагим Тиллозода смог с матерью покинуть страну для лечения. (15)

Подобный случай имел место и в отношении матери и дочери активистки гражданского общества Таджикистана Шабнама Худойдодовой, которым более чем 2,5 года не было разрешено покидать территорию страны. (16)

В данное время власти все еще незаконно удерживают, по сути в заложниках, и запрещают покидать страну многочисленной группе родственников оппозиционеров. В том числе семье правозащитника и политического беженца Джамшеда Ёрова.

Рекомендации: 

  • Создать специальную рабочую группу для рассмотрения заявлений и жалоб лиц, права которых были нарушены; провести должное расследование и привлечь к ответственности виновных.
    привести список невыездных лиц к нормам международного права и в соотвествии с Основным законом страны относительно ограничения или запрета на выезд за рубежи Таджикистана.

* * *

6. Статья 22 МПГПП. Право на ассоциации.

Хотя право на объедидение в ассоциации предусмотрено Конституцией страны, а также такими законами, как Закон РТ «О политических партиях»; Закон РТ «О свободе совести и религиозных объединениях»; Закон РТ «Об общественных объединениях», в прошедший период в стране наблюдается необоснованное усиление давления и контроля государства над существующими общественными объединениями. Ограничиваются права и свободы граждан согласно их принадлежности общественным объединениям. В особенности это касается членов оппозиционных партий, а также бывших членов ПИВТ. (17)

Усилен контроль государства над финансированием деятельности общественных объединений. Непроправительсвенные общественные объединения не имеют достаточного доступа к средствам массовой информации, их деятельность остается в подавляющем случае в тени. Правительством созданы искусственные объединения граждан, такие как «Авангард», которые, используя государственные СМИ, пропагандируют среди населения нетерпимость к инакомыслию, возбуждают идеологическую, национальную и религиозную рознь, призывают к актам насилия в отношении оппозиционных деятелей и членов их семей. (18)

Правительством жестко пресекаются попытки создания неподконтрольных общественных объединений даже за рубежом. Покушению, похищению подверглись представители таджикского НПО в России «Молодежь Таджикистана за преобразования».

6 апреля 2013 года Зайд Саидов и возглавляемая им инициативная группа сообщили о намерении создать политическую партию «Новый Таджикистан» на центристских позициях. Однако, спустя некоторое время Зайд Саидов был арестован и обвинен властями Таджикистана в совершении ряда преступлений, в том числе надуманного коррупционного характера во время государственной службы и экономического характера в связи с предпринимательской деятельностью. (19) Преследованию подверглись также и другие члены инициативной группы, в том числе журналисты: Темур Варки и Мавджуда Сохибназарова, которым пришлось эмигрировать. Некоторые члены инциативной группы «Новый Таджикистан» находятся в стране под постоянным наблюдением спецслужб и негласным запретом на работу.

16 сентября 2015 года адвокатом Бузургмехром Ёровым было объявлено о создании гражданского комитета по защите прав и свобод членов семей задержанных активистов ПИВТа. (20)

Через несколько дней, 28 сентября, Бузургмехр Ёров был арестован по ложному обвинению, и в 2017 году в результате трех судебных процессов осужден на 29 лет лишения свободы. Члены Комитета были допрошены и предупреждены о негативных последствия создания или участия в объединениях, противных политике властей или отдельных госчиновников.

29 сентября 2015 года Верховный Суд Таджикистана в нарушение норм гражданского судопроизводства запретил деятельность Партии исламского возрождения Таджикистана, признав его экстремисткой и террористической организацией. (21) Данный процесс проходил в закрытом режиме; без участия защитников или представителей общественной организации; без доступа независимых СМИ в зал заседания; с нарушениями процессуальных сроков судопроизводства; без оповещения представителей организации и возможности обжалования решения суда.

Основные руководящие лица данной общественной организации были арестованы и впоследствии были осуждения на длительные, а Махмадали Хаит и Хисайнов Саидумар – заместители ПИВТ, даже на пожизненные сроки. Согласно решению Коллегии по гражданским делам Верховного суда РТ от 29.09.2015 года, руководящие лица ПИВТ еще до начала уголовного процесса над ними и вступления приговора в законную силу, уже были признаны террористами и экстремистами, и тем самым были нарушены их гарантии на презумпцию невиновности и справедливое судебное разбирательство. (22)

* * *

1) The body of another IRPT member killed at Kirpichniy — party founder Said Kiemitdin Gozi — was buried without ceremony by the government https://eurasianet.org/tajikistan-opposition-party-accuses-government-ofprison-bloodshed-coverup

2) President Emomali Rahmon alluded to Gozi in a speech last May during which he took a swipe at both the IRPT and Iran, with which Dushanbe has been engaged in a long-running spat. https://eurasianet.org/tajikistan-authoritiespin-fresh-deadly-prison-riot-on-islamic-state 

3) Tajikistan: Internet grinds to a halt after president’s criticism. https://eurasianet.org/tajikistan-internet-grinds-to-ahalt-after-presidents-criticism

4) https://www.refworld.org/cgibin/texis/vtx/rwmain?page=search&docid=571611fd15&skip=0&query=Manonov

Action for freedom from torture in Tajikistan. .After 25 years of independence, Tajikistan is a bastion of torture and repression

http://theconversation.com/after25-years-of-independence-tajikistan-is-a-bastion-of-torture-and-repression-64945

http://www.hfhr.pl/en/actions/international-education/tajikistan/ongoing-projects/action-for-freedom-from-torturein-tajikistan/

5) Buzurgmehr Yorov https://humanrightscommission.house.gov/defending-freedom-project/prisoners-by-country/Tajikistan/BuzurgmehrYorov

6) Trial of IRPT Members Begins in Tajikistan In less than a year the IRPT has gone from sitting in Parliament to a closed-door trial. https://thediplomat.com/2016/02/trial-of-irpt-members-begins-in-tajikistan/

7) 2018 Tajikistan: the use of international system to target dissidents abroad https://excas.net/2018/01/tajikistandissidents-abroad/

8) Tajikistan: UN Declares Detention of Opposition Leader Arbitrary; Calls for Release http://www.freedomnow.org/news/tajikistan-un-declares-detention-of-opposition-leader-arbitrary-calls-for-release/

9) Tajikistan: UN Declares Detention of Opposition Politician Zayd Saidov in Violation of International Law http://www.freedom-now.org/news/tajikistan-un-declares-detention-of-opposition-politician-zayd-saidov-inviolation-of-international-law/

10) Tajikistan: Freedom Now Files Petition with UN on behalf of Buzurgmehr Yorov http://www.freedomnow.org/news/tajikistan-freedom-now-files-petition-with-un-on-behalf-of-buzurgmehr-yorov/

11) The wife of Tajik political prisoner Rahmatullo Rajab went on a hunger strike demanding his immediate release from the punishment cell https://ozodandishon.org/2019/05/25/the-wife-of-tajik-political-prisoner-rahmatullo-rajab-went-on-ahunger-strike-demanding-his-immediate-release-from-the-punishment-cell/

12) Tajikistan: Release Gravely Ill Activist Political Prisoner Says Guards Beat Him, Refused Him Medicine https://www.hrw.org/news/2019/03/20/tajikistan-release-gravely-ill-activist

13) Tajikistan’s Prison Riot: More Than Meets the Eye https://thediplomat.com/2019/05/tajikistans-prison-riotmore-than-meets-the-eye/

14) What Really Happened at Khujand Prison in Tajikistan? It’s likely to never be clear, but claims by the Islamic State to be behind the riot make the question critical.

https://thediplomat.com/2018/11/what-really-happened-atkhujand-prison-in-tajikistan

15) Tajikistan: Lift Travel Ban on Critically Ill Child Allow 4-Year-Old with Cancer to Travel Abroad for Treatment https://www.hrw.org/news/2018/07/27/tajikistan-lift-travel-ban-critically-ill-child

https://www.change.org/p/allow-4-year-old-ibrohim-to-leave-tajikistan-for-treatment

16) #FreeFatima: how the Tajik regime treats the children of political exiles as hostages https://www.opendemocracy.net/en/odr/free-fatima-tajik-regime-children-political-exiles-hostages/

https://www.change.org/p/emomali-rahmon-e-rahmon-the-10-year-old-fatima-and-all-the-political-hostages-have-to-be-set-free/u/24634445

17) Tajikistan: Placing pressure on political exiles by targeting relatives https://fpc.org.uk/tajikistan-placingpressure-political-exiles-targeting-relatives/

18) Tajik Students, Educators Claim They’re Pressured To ‘Troll’ Government Critics https://www.rferl.org/a/tajikstudents-educators-claim-they-re-pressured-to-troll-government-critics/29936072.html

19) Tajikistan: Long Sentence a Blow to Free Expression 26 years for Opposition Figure in Politically Motivated Case https://www.hrw.org/news/2014/02/07/tajikistan-long-sentence-blow-free-expression

20) Tajikistan: Human rights lawyer, Buzurgmehr Yorov, sentenced to a further three years’ imprisonment https://www.article19.org/resources/tajikistan-human-rights-lawyer-buzurgmehr-yorov-sentenced-to-a-further-threeyears-imprisonment/

21) Trouble in Tajikistan Analysts say the banning of a moderate Islamist party could unravel the country’s post-civil war order. https://www.aljazeera.com/indepth/features/2015/11/trouble-tajikistan-151104085616528.html

22) UN expert deplores harsh sentencing of Tajikistan opposition leaders and warns of radicalization https://www.ohchr.org/EN/NewsEvents/Pages/DisplayNews.aspx?NewsID=20064&LangID=E

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s