Хабарҳо

Текст видеообращения полковника Мамадбокира Мамадбокирова

Саломалейкум

Я, Мамадбокир Мамадбокиров, житель города Хорог.

Вот уже 30 лет я нахожусь под давлением властей.

Не понимаю – почему?

Может быть, потому что я говорю правду, могу высказать свое мнение, пытаюсь заступиться за простых людей.

По этой причине я не нравлюсь им (таджикским властям).

Ребят не осталось. Достойных уничтожают.

Идут аресты, судебные процессы, тюремные приговоры.

Вот уже 30 лет нас не оставляют в покое.

Мы не претендуем на должность президента.

Не ищем постов и званий.

Мы просим лишь об одном — оставить нас в покое, чтобы мы мирно жили.

Но нет, ни дня без происшествия, этого посадили, того посадили, другого убили.

В 2012 году вошли в Хорог с 5 тысячами солдат. Более 24 человек, из числа мирных жителей, убили. Много было раненых. Много разрушений.

В 2016 году, среди белого дня, убили троих молодых ребят.

И никто не ответил за эти преступления.

Ни у кого не болит сердце за нас.

О, мой многострадальный Бадахшан. О, мой обездоленный край.

Мы похожи на индейцев, живущих в резервациях.

Мы безоружны. Нас лишили слова. Нас лишили возможностей, ресурсов, шансов.

Мы — не враги. Мы не предавали ни государство, ни президента. Вообще никого никогда.

Но нас не оставляют в покое на своей земле.

Вы безжалостны. Вы те, кто плоскогубцами вырывали ногти. Но не может таджик быть настолько диким и жестоким.

Мы неоднократно обращались к президенту. В ответ – тишина. Совсем ничего. Нет ответа. Взгляните на нас, хотя бы раз, чтобы увидеть, что происходит.

Я работал. Много и без устали. Дослужился до звания полковника. Был командиром части в Мургабе. У нас была образцовая военная часть пограничных войск.

В Мургабе много всего сделали. Открыли дорогу Каракорум — Кульма (таджикско-китайская граница).

Но как только мы выполнили самую сложную часть работы, нас объявили врагами. Меня отправили в отставку.

Объясню причины отставки.

Я участвовал в задержании крупной партии наркотиков — 736 кг героина, принадлежащего тогдашнему председателю области (Алимамад Ниезмамадов – глава хукумата ГБАО 1994-2006г.).

В чем моя вина? В том, что я честно выполнял свои должностные обязанности, честно служил Родине?

Но меня отправили в отставку.

Вместо того, чтобы наградить орденом Спитамена или дать звание генерала, меня объявили врагом, за пресечение контрабанды наркотиков.

Вот в чем заключалась моя вина.

Жить стало невмоготу.

Не знаю, что они еще хотят от нас. Сейчас взялись за меня конкретно. Требуют, чтобы я сдался.

Но почему я должен сдаваться?

Что я сделал?

Я не совершал преступления, никогда состоял ни в одной криминальной или запрещенной группе, вроде ИГИЛ.

Я защищал простой народ.

Председатель области (Алишер Мирзонаботов) испытывает личную неприязнь ко мне.

Он служил под моим командованием в Мургабе.

Я очень многое знаю про него. Про факт изнасилования, которое было совершено им.

Теперь он стал председателем области и вцепился в меня мертвой хваткой. Он не хочет, чтобы я жил.

Почему я не должен жить? Кто решает – жить мне или нет?

Я — законопослушный гражданин. Я даже ни одного правила дорожного движения не нарушил.

Да, я защищаю права своего народа. Не позволяю творить беззакония и произвола, преследования ни в чем неповинных людей.

Они (власти) — террористы. Убийцы — тоже они.

Молодых людей убили. И теперь свою вину хотят переложить на нас. Нас же хотят выставить виноватыми.

Преступление совершили они, отвечать должны они, но обвиняют нас.

Вцепились в меня. Нашли крайнего, Бокира.

Но нет, так дело не пойдет.

У меня никогда не было никаких проблем с уроженцами Ванджского и Дарвазского районов.

Уважаю жителей этих районов.

На днях один дал интервью (начальник Управления образования области Лутфулло Наврузов).

Объявил меня террористом.

Честно говоря, я незнаком с ним.

Он меня не знает.

Лично мы никогда не пересекались.

Но он назвал меня террористом.

Он (Лутфулло Наврузов) — сам террорист, потому что который месяц терроризирует бедных учителей.

Заставляет их выступать по телевидению, давать интервью и лжесвидетельствовать.

Я попросил его не поступать так.

Заниматься своим делом – просвещать людей, а не лезть в политику.

Но нет. Он не останавливается. Берется за дело с еще большим рвением. Учителям житья не стало.

Председатель области (Алишер Мирзонаботов) сам не понимает, что делает.

Мы загнаны в угол, пытаемся найти выход из создавшегося положения.

Был еще один в управлении образования. Тоже из Ванджского района. Мы приняли его, поддержали, всячески помогали. А он отъездом собрал даже посуду, в которой ему еду люди приносили и уехал.

Затем нас же назвал террористами. Как некрасиво и не по-мужски плевать в колодец, из которого пил.

Нет, и никогда не было проблем у меня ни с жителями Ванджа, ни Дарваза. Много раз гостил у них. Ели и пили с одного дастархана. Хлеб вместе преломляли. Нет никаких разногласий и претензий.

Что сейчас происходит? Идет информационная война. Из меня пытаются сделать какого-то демона.

Нас убивают, называют террористами, преследуют, но нам не позволено говорить, отвечать, защищать себя.

Мы должны молчать.

Нет, так не пойдет. Я не согласен.

Никогда мы не отдадим и не откажемся от своей автономии.

Приходите.

Я готов.

Я здесь.

Убивайте меня.

Мы никогда не склоним свои головы.

Никогда. Слышите никогда.

У председателя ГБАО (Алишера Мирзонаботова) личная неприязнь ко мне. Я его выгнал с заставы.

Алишер Мирзонаботов, я выгнал тебя, и ты знаешь причину.

Сейчас ты стал председателем и преследуешь меня?

Кто ты такой? Ты – лейтенант. Ты — был старшим лейтенантом для меня, таким и останешься.

Свой генеральский чин оставь при себе. Знай свое место. Ты еще ребенок.

Чего ты от меня хочешь?

Ты — то сам помнишь, что ты натворил и за что тебя прогнали. И почему я перестал уважать тебя.

Я никогда тебя не приму и не признаю. Вот так и только так.

Делай все, что ты хочешь. Я готов.

Приходите и убейте нас всех.

Столько спецназовцев привезли.

Что мы сделали? Мы предали свою страну? Что мы были в ИГИЛ (запрещена в РТ)?

Называете нас террористами.

Додихудо Эркаев назвал меня террористом. Не стыдно обвинять невиновных людей. Не твой ли сын воюет в рядах ИГИЛ? Лицемер.

В ИГИЛ нет ни одного уроженца Рушанского и Шугнанского районов.

Но в рядах ИГИЛ воюют 58 уроженцев Ванджского района, 5-7 человек из Дарваза.

Так, кто террорист? Террористы вы. Я не имею ввиду народ.

Я отвечаю тем, кто нас называет террористами.

Стянули в регион военные подразделения против нас. Лучше охраняйте границу.

Оставьте нас в покое.

Я никогда не предавал и не предам свой народ.

Сколько бы жизней у меня не было я готов ими пожертвовать ради своего народа.

Обращаюсь к жителям своей родины. Не верьте пропаганде.

Не верьте этим интервью. Это ТВ (ТВ Бадахшон) невозможно смотреть.

У нас дети начали болеть после просмотра ваших эфиров.

Вас перестали смотреть. Вам не стыдно?

Бесстыдством — называется все то, что вы делаете.

В Бархорог стянули дополнительную военную силу. Мой район, который я называю многострадальным, окружен.

Народ доведен до отчаяния. Давайте объединимся. И пусть делают что хотят.

Сегодняшняя ночь — судьбоносная.

Сегодня ночью должно случится что-то.

Сегодня, возможно, все решится.

Но и мы готовы. Да, мы безоружны.

Но мы камнями будем защищаться.

Сунетесь – получите.

Алишер Мирзонаботов, твое место в тюрьме, где ты должен отбывать наказание за изнасилование и за многие другие преступления.

Неплохой офицер вроде бы был.

Да и учиться тебя отправили мы по 30% квоте от оппозиции.

Благодаря нам ты отучился в пограничном училище, в Академии генштаба.

Тебя должен судить Международный Гаагский трибунал за преступления против человечества.

Ты все понял.

Спокойной ночи.

Честь имею

Источник: Аккаунт Аноры Саркоровой в Фейсбуке

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s