Сиёсат

Пытки в правоохранительных органах Таджикистана

Выступление Джамшеда Ёрова на пленарной сессии конференции БДИПЧ ОБСЕ

Считаем необходимым решительно потребовать от Таджикистана, как члена ОБСЕ беспрекословного выполнения взятых на себя обязательств в сфере защиты прав человека и борьбы с пытками, не создавать искусственных помех в работе адвоката, без участия адвоката не проводить никаких следственных действий, судьям необходимо не принимать как доказательства показания данные на ранней стадии следствия, проведенных без участия адвоката. Каждое заявление о применении пыток расследовать объективно и незамедлительно, привлечь ответственных в независимости от занимаемой ими должностей. Открыть доступ общественности и СМИ в судебные процессы.

Используя данную трибуну я еще раз обращаюсь к делегации официального Душанбе с призывом прекратить практику давления на родственников активистов и оппозиционеров участвующих в ходе данного саммита ОБСЕ. Я имею ввиду то что в данное время когда я выступаю происходит в Таджикистане. Из-за моих выступления вчера и сегодня в ходе пленарных заседаний, вызвали на допрос в ГКНБ мою жену. Я и уверен что там она подвергается угрозам, оскорблениям и издевательствам.

Пытки и жестокое обращение в силовых структурах Таджикистана все еще являются одним из самых главных способов добычи признательных показаний.

Ввиду низкой профессиональный подготовки дознавателей, следователей и экспертов, применения пыток является основным «эффективным» методом раскрытия как реальных преступлений, так и заказных.

Хотя в стране есть хорошая нормативно-правовая база для борьбы с пытками, осуждены всего несколько человек по статье за применение пыток.

Я, будучи задержанным и обвинённым в разглашении государственной тайны, находясь в Изоляторе временного содержания МВД и в СИЗО министерства юстиции был свидетелем применения пыток, слышал рассказы лиц, которых пытали.

Со мной в одной камере находился 19 летний парень Абдурахимов Дарвеш, обвиняемый в совершении убийства. По его рассказам он и его сообщники сразу после задержания признались в содеянном. Но работники уголовного розыска ОМВД района Фирдавси города Душанбе еще более 10 дней пытали их током, избивали их, заставляли голыми часами стоять в холодной воде, часами повторять одно и тоже «приветствие» работникам охраны. Все это делалось для того чтоб они взяли на себя вину за еще одно не раскрытое убийство. Не выдержав подобных пыток и истязаний они признались и в этом не совершенным ими деянии. Я был свидетелем как работники оперативной части СИЗО каждый день вызывали одного или нескольких наших сокамерником и они возвращались через некоторое время избытыми и измученными. Подозреваемый в приобретении 1 грамма наркотиков Турков Фазлиддин был так жестоко подвергнуть пыткам, что кожа и мышцы левого предплечья были обгоревшими. Когда один из наших сокамерников пожаловался на состояние здоровья, то врач СИЗО вместо оказания ему медицинской помощи избил него ногами и массивным железным ключем. Таких примеров очень много.

Человек с момента фактического содержания имеет право на адвоката, но зачастую до получения признательных показаний у задержанного адвокатов не допускают к подзащитным. Обжалование показаний, полученных с применениями пыток ввиду зависимости судо страны не эффективна. Такие жалобы судами признаются как попытка уклонения подозреваемого от уголовной ответственности.

Более обширный наш доклад отправлен в секретариат БДИПЧ

Спасибо за внимание.

Варшава, Польша, среда, 12 сентября 2018 года

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s