Сиёсат

«Халифат» завоёвывает Таджикистан

Почему в стране растёт влияние экстремистских идей

Никита Голобоков

Пока Россия борется с исламским терроризмом на сирийских дальних подступах, радикализм расцветает под боком — в Таджикистане. Идеи «Исламского государства» (организация запрещена в России. — Ред.) в республике находят отклик не только среди безработной молодёжи, но и среди взрослых состоятельных людей. Во многом вина за распространение экстремизма лежит на режиме Эмомали Рахмона: безработица, отсутствие социальных гарантий и зачистка режимом политического поля от представителей оппозиции провоцируют население на радикальные решения.

Спецслужбы Таджикистана дают противоречивые комментарии относительно 12 подозреваемых, якобы задержанных по обвинению в подготовке теракта на российской военной базе в Душанбе. Начальник пресс-службы ГКНБ Дильшод Абдуалимов полностью отрицает информацию: «Мы официально опровергаем информацию о том, что была якобы задержана группа исламистов, которые пытались устроить теракт у 201-й российской военной базы (РВБ). Эта информация неверна. Никого мы не задерживали, и теракт такой не готовился» (цитата по Asia-Plus). На российской военной базе также сообщили, что не слышали о предотвращении теракта — военнослужащие несут службу в обычном режиме.

Однако первый зампредседателя ГКНБ Мансурджон Умаров подтвердил РИА Новости сообщения о задержаниях, заявил, что следствие по данному делу закончено, материалы в скором времени будут переданы в суд. Подозреваемые, по словам Умарова, не только вербовали сторонников в ИГ через Интернет, но и готовили теракты на территории 201-й РВБ, в школе Минобороны России в Душанбе. Спецслужбы установили наблюдение за группой и задержали террористов. Их лидер — житель города Вахдат. Ранее он находился в Киргизии и Иране, а затем через турецкую территорию перебрался в Сирию, где воевал на стороне ИГ, сообщили в ГКНБ Таджикистана.

Это не первые сведения о деятельности ИГ в данной стране. В ночь на 8 ноября таджикские силовики подавили бунт в колонии строгого режима в Худжанде. Было убито не менее 53 человек, более 180 получили ранения, передаёт портал «Фергана». Источник в правоохранительных органах сообщил CA-News, что накануне два надзирателя в ИТК № 3 в качестве наказания за нарушение режима заставили одного из заключённых раздеться догола и стоять несколько часов под дождём. Из-за этого другие зэки, в основном осуждённые за терроризм и участие в незаконных формированиях, вооружились камнями, кирпичами, заточенными вилками и ножами из столовой и напали на надзирателей. Бунт был подавлен силами спецназа.

Огласку получил июльский эпизод, когда радикальные исламисты в Таджикистане совершили автомобильный наезд на группу велотуристов. В результате погибли четверо иностранцев — граждане США, Нидерландов и Швейцарии. Режим президента Эмомали Рахмона обвинил в теракте оппозиционную Партию исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), деятельность которой с 2015 года запрещена Верховным судом республики. Председатель ПИВТ Мухиддин Кабири, скрывающийся в Западной Европе, заявил, что таджикский режим делает из его политической силы «козла отпущения» и ПИВТ непричастна к теракту. Официальный Душанбе, предполагали эксперты, постарается использовать данное происшествие для дальнейшего подавления инакомыслящих в стране.

Таджикские силовики совместно с коллегами из Центральной Азии регулярно тренируются отражать нападения сторонников экстремистских организаций из Афганистана, но инциденты давно происходят на территории самой республики, и в них участвуют люди, которые с Афганистаном никаким образом не связаны, отмечает News.ru эксперт по Средней Азии Андрей Серенко: «Это подтверждение того, что антитеррористическую стратегию Таджикистана надо корректировать, так как в стране в последнее время резко возросла активность подобных формирований». Идеи ИГ, указывает Серенко, популярны не только среди таджикской молодёжи, они близки даже людям среднего возраста, многие из которых достаточно успешны. «Правоохранительные органы республики пока ещё в состоянии предотвращать нападения экстремистов, но их количество постоянно растёт». По некоторым данным, в Худжанде сторонником ИГ был один из охранников трудовой колонии, а это значит, что радикалы есть и в силовых ведомствах Таджикистана, отмечает эксперт: «Сторонники «халифата» внутри Таджикистана куда опасней, чем внешняя угроза со стороны афганской границы».

По мнению Серенко, популярность исламского радикализма в Таджикистане во многом обусловлена спецификой политического режима президента Рахмона.

«Власти республики не могут обеспечить элементарные социальные гарантии населению страны. В Таджикистане катастрофический уровень молодёжной безработицы, что создаёт плодородную почву для протеста граждан, фактически уничтожена умеренная исламская партия — ПИВТ. Эта структура отвлекала верующих людей от увлечения радикальными доктринами и предлагала им альтернативу в виде умеренной религиозной идеологии. Но Рахмон запретил её, лидеры данного движения либо сели в тюрьму, либо эмигрировали. И теперь у радикалов нет конкурентов», — заключает Серенко.
News.ru

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s