Ҳуқуқи башар

Мы не враги народа, мы – народ – (Видео)

“Посадите и меня!” Жена таджикского политзаключенного Рахматулло Раджаба обратилась к Эмомали Рахмону

Я – Валамати Иброхимзода– мать 5 детей, жена Рахматуллохи Раджаба, который без каких-то оснований 6 лет назад был схвачен дома и можно сказать без суда и следствия осужден на 28 лет.

Моего мужа в колонии поместили в карцер. 6 лет тюрьмы и так подорвали его здоровье. Карцер даже для здоровых и молодых это как смертный приговор. Туда помещают провинившихся заключенных за серьезные нарушения.

Мой муж примерный семьянин и хороший отец. Он никогда даже муху не обидел. Там сидят убийцы, насильники, педофилы, воры, грабители, у которых срока меньше и которых не помещают в карцер.

Я не знаю и не могу понять, за что так издеваются над людьми. Неужели за то, что он обратился с открытым письмом к Вам. Разве это преступление, когда гражданин обращается к президенту? Недавно уполномоченный по правам человека, который был вместе с комиссией в колонии, сказал им, что вы имеете право подавать жалобы и прошения. Много раз сами начальники предлагали мужу и другим заключенным написать прошение на ваше имя о помиловании. Но мой муж просит не о помиловании, а об открытом пересмотре его дела, потому что он не совершал никаких преступлений.

Если обращение к президенту тоже тяжкое преступление, то посадите меня за это тоже, рядом с моим мужем.

Его сейчас обвиняют, почему ты не подал письмо как положено, официально?

По всем законам во всех странах заключенные имеют право писать прошения. Но Рахматуллохи Раджаб 7 раз писал прошения на ваше имя и передавал как положено официально тюремному начальству. Но ни одно это прошение не дошло. Разве он в этом виноват? Разве человек не имеет право в нашем государстве сказать, что меня осудили несправедливо, это ошибка, это клевета?

Я не знаю, в чем он виноват и почему следствие и суд так быстро прошли, что он не успел даже слово сказать в свою защиту. Почему суд был засекреченным, без адвокатов, журналистов и простых людей.

Почему суд засекретили, что хотели скрыть? И я не знаю, почему его теперь наказывают за законное право обратиться к президенту. За это его хотят убить. Карцер – это смертный приговор невиновному. Я требую, чтобы моего мужа освободили из карцера. Если он умрет это останется несмываемым пятном на всех, кто издевается над невиновным.

Я не знаю, в чем мы виноваты, что к нам так относятся чиновники, объявили мужа и семью врагами народа, вплоть до маленьких детей, внуков. Мы не враги народа, мы – народ, который имеет право обращаться к слугам народа.

Я так же хочу обратиться к правозащитникам в Таджикистане и во всем мире, а также к честным журналистам и иностранным дипломатам в Таджикистане и других странах. Не молчите, заступитесь за нас. Мой муж всего лишь просит открытого пересмотра его дела и снятие с него обвинения за то, что он не совершал. Тем более из-за этой просьбы он не заслужил карцера и смертного приговора.

Я требую, чтобы моего мужа освободили из карцера.

С уважением, Валамати Иброхимзода.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s